Лас-Вегас, которого не случилось: почему игорные зоны в России так и не стали популярны

Туризм

Ведение игорного бизнеса в Российской Федерации запретили 1 июля 2009 года. С тех пор деятельность казино и залов с игровыми автоматами легальна только в специально выделенных зонах. По плану правительства, игорные заведения надо было перенести из населенных пунктов в такие регионы, которые стали бы местами притяжения состоятельных туристов. Ожидалось, что в России появятся аналоги Лас-Вегаса. Увы, такая стратегия не принесла желаемых результатов.

В 1990-е и 2000-е годы количество казино и залов с игровыми автоматами в стране оценивалось десятками тысяч. По подсчетам аудиторов PwC, объем этого рынка в России достигал $3,6 миллиардов в 2008 году. В пересчете на современный курс, это составило бы ориентировочно 280 миллиардов рублей.

Пресечь деятельность игорных клубов решили радикально. В последние дни 2006 года по инициативе президента Владимира Путина был принят закон, запретивший азартные игры во всех субъектах федерации. Казино, желающим работать легально, разрешили переместиться в одну из четырех зон: в Алтайский край, на Азовско-Черноморское побережье Кавказа, под Калининград или на Дальний Восток.

1 июля 2009 года нормативный акт вступил в силу, после чего “белый” рынок казино и игровых автоматов в стране практически перестал существовать, даже топовые онлайн-казино России стали вне закона. Что же сегодня происходит на территориях, отведенных под “Лас-Вегасы”?

“Азов-сити” не пережил Олимпийские игры

Первая российская игорная зона начала работу в 2010 году в Краснодарском крае, в малонаселенном районе Кубани. Там нет ни туристической инфраструктуры, ни промышленности. Однако от Ростова-на-Дону, Краснодара, Новороссийска, Новочеркасска, Анапы, Азова, Таганрога и Ейска “Азов-сити” отделяют лишь порядка 200 километров.

В этой зоне открыли сразу три игровых клуба: “Нирвану”, “Шамбалу” и “Оракул”, а для их гостей построили гостиницы. Сначала посещаемость заведений планомеро росла – к примеру, в 2013 году она превысила 250 000 человек. Суммарный объем налоговых отчислений достиг отметки 2 млрд рублей, из которых около 1,75 миллиардов пришлось на налог на игорный бизнес.

Однако сегодня “Азов-сити” уже не существует. На земле, которая некогда имела статус игорной зоны, возведут ветровую электростанцию.

Лас-Вегас, которого не случилось: почему игорные зоны в России так и не стали популярны

“Красная Поляна”: неуверенность в завтрашних доходах

В 2017 году на курорте “Горки город” запустили “Казино Сочи” – первый проект данной территории, рассчитанный на премиальный сегмент. За ним последовало второе казино, “Бумеранг”, плюс отдельный просторный зал с игровыми автоматами. По словам Германа Грефа, главы Сбербанка, это должно было окупить инвесторские издержки на возведение инфраструктуры для Олимпиады.

С мнением Грефа не совпадала позиция Александра Ткачева, бывшего с 2001 по 2015 годы губернатором Краснодарского края, впоследствии назначенного министром сельского хозяйства России. Но во время общения с журналистами Forbes некоторые источники, в их числе федеральные чиновники, заявляли, что Ткачев будто бы является владельцем компании “Курорт плюс”, которая приобрела курорт “Горки город”. Те же источники сообщали, что сделка в Красной Поляне с самого начала была ориентирована на то, чтобы в регионе открылась игорная зона – в противном случае бизнес-модель проекта оказалась бы несостоятельной.

По информации, поступившей от официальных представителей “Красной Поляны”, за 2019 год в игорной зоне побывало около 1 млн гостей из 149 государств. Это в два раза больше, чем в 2018 году. Впрочем, власти предоставляют менее впечатляющую статистику посещаемости: всего 734,5 тысячи гостей.

К сожалению, экономическая эффективность “Красной Поляны” сегодня не может компенсировать утрату “Азов-сити”. Бюджет края в 2018 году получил с игорного бизнеса 706 миллионов рублей, а в 2019 – 462,7 миллионов.

Сфера казино ощутимо пострадала от пандемии, заведениям пришлось значительно скорректировать свои финансовые планы. Рынок слегка активизировался лишь в период летних отпусков. Однако владельцы заведений боятся, что власти могут в любой момент и в одностороннем порядке повысить налоговую ставку. В отрасли отсутствует прогнозируемая политика. В частности, предприниматели боятся повышения налога на землю, что на корню погубит их бизнес. Теоретически, власти могут пойти на это, чтобы в какой-то момент ликвидировать дефицит бюджета — несмотря на то, что игорная индустрия является одним из крупнейших налогоплательщиков региона.

Лас-Вегас, которого не случилось: почему игорные зоны в России так и не стали популярны

“Сибирская монета”: игрок сюда не доберется

На Алтае события развивались чуть менее остросюжетно, но и там Лас-Вегаса не получилось.

“Сибирскую монету” разместили на границе с туристической зоной “Бирюзовая Катунь”, в 288 километрах от Барнаула. Ближайшим городом-миллионником является Новосибирск, до которого ехать 500 километров. В 2014 году свои двери открыл Altai Palace – развлекательный комплекс с казино. Им управляет компания “Алти”, принадлежащая предпринимателям из Кемерово: 30% у Алексея Сакварелидзе, 70% у Владимира Кутьева.

С 2014 по 2019 годы “Сибирскую монету” посетило 405 тысяч игроков. Для окупаемости этого недостаточно: за всю историю существования комплекс заплатил в казну не более 300 миллионов рублей.

Лас-Вегас, которого не случилось: почему игорные зоны в России так и не стали популярны

“Янтарная”: самый юный проект с неопределенными шансами на успех

В 2017 году в калининградском пригороде открыли Sobranie — крупнейшее на тот период казино в Европе. Его хозяином является компания “Юни Гейминг Компани”. Изначально планировалось, что вокруг “Собрания” вырастет кластер с десятками других заведений, однако первое так и остается пока единственным.

По результатам 2017 года убытки “Юни Гейминг Компани” достигали 157 млн рублей, в 2018 году удалось выйти на прибыль 36 миллионов рублей, 2019 год вновь закончился убытками – минимальными, в 1 миллион рублей.

По данным СПАРК, налоги в казну платились такими суммами: 52,5 миллиона рублей – в 2017 году, 78,6 миллионов рублей – в 2018 году, 109,3 миллионов рублей – в 2019 году. По словам губернатора Калининградской области Антона Алиханова, охарактеризовать данный проект как успешный определенно нельзя.

“Приморье”: налоги поступают от китайцев

Игорную зону “Приморье” обустроили на расстоянии 25 километров от города Артем и 50 километрах от Владивостока. Ее главным резидентом стало казино Tigre de Cristal, чьим основным бенефициаром является организация Summit Ascent из Китая. На осень 2020 года было запланировано открытие второго игрового клуба – “Шамбалы”, которая переместилась сюда из “Азов-сити”. Владелец у переехавшего проекта остается прежний, Максим Смоленцев.

Несмотря на то, что в “Приморье” работает всего одно казино, от него краевому и федеральному бюджету поступают налоги в объеме около 500 миллионов рублей ежегодно. Можно было бы сказать, что это единственная коммерчески успешная игорная зона в стране – но есть один нюанс. 70% азартных игроков в Tigre de Cristal русские, а 30% иностранцы, в подавляющем большинстве китайцы. 90% выручки при этом поступает от иностранцев.

Лас-Вегас, которого не случилось: почему игорные зоны в России так и не стали популярны

В Китае игорный бизнес запрещен везде, за исключением южного района Макао. В 2017 году Summit Ascent передала часть своей доли в проекте компании Suncity Group из Гонконга. Причиной сделки, по словам продавца, стали недостаточно высокие гарантии стабильности бизнес-климата в РФ.

Оцените статью
MSK News